Суд в России разрешил арестовать Ethereum на миллиард рублей

Следствие просило арестовать 4 тыс. ETH, которые лежат на криптокошельках предполагаемого афериста

Районный Суд в Петербурге разрешил арестовать украденную криптовалюту, сообщила объединенная пресс-служба судов города. Следствие просило наложить арест на 24 криптокошелька подозреваемого, на которых находится 4 тыс. Ethereum стоимостью около 1 млрд рублей.

Согласно материалам дела, в 2017 году потерпевший приобрел 7 тыс. ETH, на тот момент они оценивались в 3,3 млн руб. Предполагаемый преступник взломал кошелек пострадавшего и перевел средства себе. Потерпевший обратился в полицию, где возбудили уголовное дело по статьям о неправомерном доступе к компьютерной информации и краже в особо крупном размере.

В суде посчитали допустимым обозначение криптовалюты как иного имущества. Следователи получили разрешение наложить арест на криптокошельки подозреваемого, содержащие 4 тыс. ETH. Предполагается, что оставшуюся криптовалюту подозреваемый уже потратил.

Сообщение пресс-службы судов Санкт-Петербурга подписали «мы создаем практику». Однако по словам члена Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Юрия Брисова, Петербургский Суд не создал прецедент, поскольку «это решение в принципе не ново».

Первое решение в этом направлении — это дело Царькова, где имущество по сути также арестовали из-за банкротства, напомнил Брисов. В августе 2018 года Арбитражный суд Москвы завершил дело о банкростве Ильи Царькова, в рамках которого принадлежащая банкроту криптовалюта впервые в судебной практике была признана имуществом.

Потом появился специальный законгода, но называются они там цифровые валюты.

«Иностранные суды уже несколько лет успешно арестовывают криптокошельки и конфискуют незаконную валюту. Поэтому хорошо, конечно, что Петербургский Суд тоже до этого дошел, но такое решение далеко не революционно ни для развитого мира, ни даже для России», — подчеркнул Брисов.

Практика обращения взыскания на криптоактивы, находящиеся на централизованных криптовалютных биржах существует в Москве уже около года, такие решения хоть и являются редкими, но имеют место, добавил преподаватель Moscow Digital School Георгий Рахаев. По тексту документа не очень понятно, как именно происходил арест криптовалютных активов: если речь идет об изъятии и аресте физического носителя холодного хранения ключей — то это действительно на сегодня почти уникальное для России решение, подчеркнул специалист. Если же речь идет об аресте средств на биржевых горячих адресах — то подобная практика уже год формируется в Москве и Московской области.

Также Рахаев указал на ряд противоречий внутри описанного судебного акта:

  • Согласно имеющейся судебной практике, хищение нематериальных активов (например, средств с карточки банка) относится к мошенничеству, а не краже. Аналогичная позиция кажется уместной и в случае хищения криптоактивов;
  • Скорее всего, речь идет не о 24 кошельках (кластерах, группах адресов), а о 24 адресах (входящих в один кластер).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

6 + = 11

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.